СЕГОДНЯ:

Ноябрь 2019
ПнВтСрЧтПтСбВс
« Окт  
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Гонки

РАСПИСАНИЕ СОРЕВНОВАНИЙ:

«Путин – это Кросби. Он забивает – я должен это супервыделять». Комментатор, на которого наезжал Навальный

Олег Мосалев – о театре, сериалах и хоккее.

«Путин – это Кросби. Он забивает – я должен это супервыделять». Комментатор, на которого наезжал Навальный

В мае Алексей Навальный разбомбил хоккеиста Владимира Путина. Тогда по касательной зацепило Олега Мосалева – комментатора КХЛ ТВ и «Матч ТВ», работавшего на той игре. Нам стало интересно встретиться с человеком, которому пришлось не просто посмотреть гала-матч Ночной хоккейной лиги (это само по себе подвиг), но и озвучить все десять шайб президента. 

Кроме того, Олег – профессиональный актер, закончил Щукинское училище, в нулевых активно играл в русских сериалах и даже мелькал в прайм-тайме Первого канала. Он уже десять лет в хоккее, но до сих пор не отказывается от актерских амбиций. Его творческая судьба – по сути, главная сюжетная линия интервью.

Из этого текста вы узнаете:  

• Что происходило с детьми, которых из СССР на пару лет вывозили в Швейцарию

• Как в Щукинском училище прокачивали молодых актеров 

• Сколько в 2006-м платили актерам сериала, который шел на Первом после программы «Время»

• Что после съемок в таком сериале Мосалева до сих пор узнают на улицах (иногда).

• Мосалев комментирует так громко, потому что уверен: за эмоциональным комментарием – будущее 

• Матчи президента Олег отрабатывает так, будто это – НХЛ, а Путин – это Кросби

Поехали.

– У тебя во Вконтакте указан вуз – Щукинское училище, выпуск 98-го. Интересный способ провести девяностые.

– Еще до этого, когда мне было 10 лет, мы всей семьей уехали в Швейцарию. Вместе с папой, по его работе – он военный. Жили в огромном посольстве, куда все работники приезжали с семьями. Целый мини-город. 

Там я очень серьезно занимался теннисом, показывал хорошие результаты. Но когда мы вернулись в Советский союз, на всю Москву были три корта. До сих пор жалею, [что закончил] – кажется, в теннисе у меня могло получиться, я обыгрывал ребят на 3-4 года старше. До сих пор остался сумасшедший удар справа. Все остальное – растерял.

– Я в детстве занимался хоккеем и мои самые счастливые сны о том, как мы с пацанами гоняем шайбу. У тебя такое с теннисом? 

– Мне снится не спорт, а страна, Швейцария. Заводы сыров и шоколада, горы, в этих горах – озера с форелью, которую мы ловили. Мне уже 43 года, а эти моменты до сих пор всплывают. 

– В 1994-м ты поступил в театральное училище. Это было жесткое время?

– Считается, что если родители родились в Москве, то ты уже коренной. У меня бабушки-дедушки приезжие, а родители родились в Москве – я коренной москвич, был всем обеспечен. Однокурсники жили в общежитии, им было тяжелее.  

– Момент, когда ты решил – стану актером. 

– Наверное, 10-11 класс. Подтолкнула моя двоюродная сестра, Наталья Антонова. Ни у нее, ни у меня в семье нет никого из артистической среды, а она поступила в театральный вуз. Сказала: «Приходи, посмотри наши дипломные спектакли».  

Я пришел. Тогда выпускался курс, где учились Маша Аронова, Гриша Сиятвинда и Леша Кравченко. Посмотрел спектакли – и мне захотелось там учиться. Последний год школы занимался с педагогом, три раза в неделю ездил к ней на занятия, готовил программу. И поступил с первого раза, как-то так получилось. Например, мой известный однокурсник, Стас Дужников – только с четвертого. 

«Путин – это Кросби. Он забивает – я должен это супервыделять». Комментатор, на которого наезжал Навальный

Олег Мосалев (слева) с однокурсниками из Щукинского училища

– Что читал на вступительных? 

– Стандарт: проза, басня, стих. До этого я уже куда-то ходил, чтобы обкатать программу – во ВГИК, например. Нас запускали десятками и каждый по одному читал. Потом говорят: «Иванов и Петров проходят, остальным – спасибо». Мою фамилию не назвали.

Я в шоке. Вышел из Щуки в сторону Калининского и какая-то сила меня вернула к ребятам, которые формируют эти десятки: «А можно мне к человеку, который курс набирает, Евгению Князеву, чтобы он меня посмотрел?». Не знаю, как я решился, абитуриенты обычно зажатые.  

Попадаю к Князеву, он меня смотрит, и я, видимо, ему понравился. Сейчас он ректор Щукинского училища.

– Студенчество – лучшее время в жизни?

– Одно из. Счастливые четыре года. Вуз специфический, мы там реально жили –  постоянные репетиции, концерты. Базовое образование – великолепное: зарубежный театр, русский театр, русская литература, философия, история, изобразительное искусство. Танец, вокал – и даже фехтование. Только конной выездки не было. С удовольствием эти годы вспоминаю.

– Александр Паль для раскрепощения бегал в плаще на голое тело и распахивал его перед прохожими. Как вы тренировались?

– В каждом разделе были интересные вещи. Педагог по ритмике прохлопает длинную тираду, ты должен ее повторить. Упражнение на фантазию – сидели и слушали тишину, а потом каждый рассказывал педагогу, что услышал. 

«Путин – это Кросби. Он забивает – я должен это супервыделять». Комментатор, на которого наезжал Навальный

– Ты говорил – сразу после окончания вуза начал работать.

– Все артисты показываются по театрам. Я попал в РАМТ на Театральной площади и в итоге прослужил там 9 лет. Но cезон-1998/99 провел в театре российской армии, в команде актеров-военнослужащих. Мы каждый день убирали снег и листву вокруг театра, помогали монтировщикам ставить спектакли – там же огромная сцена, огромные декорации. Я там сыграл достаточно большую роль графа Вишенки в «Чипполино». 

Глобально я ходил туда как на работу. Раз в месяц оставался дежурить на ночь. В 7-8 утра приходишь, весь день тусуешься в театре и в 20-21– домой. Отслужил и потом вернулся в РАМТ.

Там начинал, конечно, с детских спектаклей – играл принца в «Принце и нищем». Знаковая роль – Незнайка. Потом возникли проблемы с тем, чтобы отлучаться в кино – не отпускали. Но надо было какие-то деньги зарабатывать, в театре не так много платили. 

– Сколько?

– Сейчас в театрах, где платят неплохо, можно 100 тысяч заработать, если не вылезать из театра и много играть. Театр – это больше для души. Заработок – это проведение мероприятий, кино, реклама.  

Но я уже года три не выходил на сцену и начал скучать. Хочу залезть в какую-нибудь антрепризу, чтобы буквально раз-два в месяц выходить на сцену.  

«Путин – это Кросби. Он забивает – я должен это супервыделять». Комментатор, на которого наезжал Навальный

– Объясни – зачем? 

– Вот бывает момент, когда ты на сцене держишь небольшую паузу и чувствуешь, что зрители у тебя все вот здесь (сжимает и показывает кулак – Sports.ru). Я держу паузу, а они ждут, что я дальше скажу. Эти секунды – такой кайф. 

*** 

– Как тебя затянуло в сериалы?

– Классическая для молодых артистов схема. Есть актерские агенства – ты в них встаешь.  Они общаются с фирмами, которые делают кино и приглашают тебя на пробы. 

Моя первая работа – «Веселая компания». Из агентства позвонили: есть продюсеры из Киева, зовут сниматься. Там было четыре мужских роли, и я занял одну из них. Неделю снимался в Киеве, на 2-3 дня приезжал в Москву, потом опять на неделю в Киев. Первая роль – и сразу большие съемки: посмотрел, что это такое, изучил процесс. 

– Твоя ключевая работа – сериал «За все тебя благодарю»?

– Душераздирающая женская история – кажется, все женщины страны смотрели этот сериал. Он шел в праймтайм, мне звонили: «Олег, посмотри, у нас доля 72!». Представляешь, 72% в стране после программы «Время» смотрели наш сериал.  

Первую часть мы снимали в 2006-м, а в 2018-м ко мне все еще подходили на улице: «Вы Антон из «За все тебя благодарю»? Этот сериал крутится до сих пор. Кто тогда не посмотрел – смотрят сейчас. 

«Путин – это Кросби. Он забивает – я должен это супервыделять». Комментатор, на которого наезжал Навальный

– Расскажи о своем персонаже. 

– Наши продюсеры и режиссеры особо не заморачиваются. Вот Мосалев – положительный типаж, мальчик-колокольчик из города Динь-динь. Кого он будет играть? Естественно, положительного героя, который влюблен в главную героиню.

– Я нашел вот такое описание сериала – «в одном из столичных роддомов оказываются две молодые женщины. Стелла, жена бизнесмена Вадима Андреевича, и Аня, приехавшая на заработки и брошенная любимым человеком. Ребенок Стеллы рождается мертвым. И врач идет на обман, выдав ребенка Ани за малыша жены бизнесмена. Ане же сообщают, что ее младенец умер». Объясни как можно согласиться на такое? 

– Первой частью я очень доволен, меня все устраивало, там интересная завязка. Народ с удовольствием смотрел. А вот уже когда пошла вторая часть и тем более третья… Из-за таких рейтингов со второй части и денег стали больше платить, снимались из-за денег. 

А в самом начале мне просто понравился сюжет. Я согласился, почему нет.

– Сколько ты заработал на этом сериале?

– Мы снимали его в Киеве, а деньги я получал в Москве, в долларах. Во второй части по 500 долларов за съемочный день.

– А сколько дней было?

– В первой части меня было много, дней 30. Во второй – 15-17. Я помню покупал какие-то диваны, телевизоры. Потом машину в кредит взял. 

Больше всего я заработал на одной рекламе. Подписался на билборды по всей Москве. Иду по улице, на меня троллейбус едет, а на нем – я. Круто! Тогда мне какие-то тысячи долларов заплатили, я куда-то вкладывался даже.

– Это твоя минута славы?

– Я мог лучше выстрелить. Бывают знаковые сериалы, как «Глухарь», после которых у ребят всплеск на многие годы вперед. Я бы не сказал, что у меня после этого сериала был наплыв работы – так, в штатном режиме. Стал ли я суперзнаменитым? Нет. 

«Путин – это Кросби. Он забивает – я должен это супервыделять». Комментатор, на которого наезжал Навальный

Олег Мосалев с однокурсниками на 20-летии выпуска

– Сценарий или роль, от которых ты отказывался.

– Немного, честно скажу, но было. У меня был один проект и звали на параллельный. Я почитал, а там «говорящие головы»: персонажи сидят и говорят, играть особо нечего. Я подумал и отказал. 

А так, если был без работы и мне поступало предложение, то соглашался. 

– Бывало ли вот такое – «играю в каком-то говне»?

– Нет, у меня такого не было. Не могу сказать, что я всегда снимался в суперских сериалах, но чтобы я сейчас смотрел и мне было стыдно – нет такой работы. 

– В нулевых ты снимался активно. В десятых – намного хуже. Что случилось?

– Выпал из обоймы, наверное. Надо быть в тренде, общаться, быть в телевизоре. Я в телевизоре бываю, но только в спортивном.

– Какой у тебя статус сейчас?

– В легкой заморозке. Меня приглашают что-то вести – это тоже выход на сцену, часть профессии. Но я никогда не закончу актерскую карьеру. Даже если не буду играть в спектаклях или сниматься 1-2 года – это не конец. Я вот буквально три дня назад на пробы ходил.  

Актерская профессия зависима, как ни крути. У меня сейчас может не быть ничего, а завтра появится большой проект. Тут не угадаешь. Это у меня на всю жизнь, я это умею и надеюсь, я это еще буду делать. Сейчас много времени занимает спортивное ТВ, но я этого хотел. Просто хочется, чтобы актерский довесок был чуть побольше. 

– Фотография с Еленой Яковлевой в полицейской форме – это что за съемки?

– Это сериал «Склифосовский», года три назад. У меня там однокурсница Маша Куликова главную роль играет. И Макс Аверин, который на год старше меня в Щуке учился. Я там в одной серии играл полицейского, что-то расследовал. 

«Путин – это Кросби. Он забивает – я должен это супервыделять». Комментатор, на которого наезжал Навальный

– О чем ты думаешь, глядя на успех Аверина?

– Он состоялся, он молодец, он талантливый человек. Но опять же, я возвращаюсь к той истории, когда ушел после вступительных чтений, а потом вернулся и поступил. У меня бы вообще другая жизнь была, не поступи я в театральный вуз. Мне кажется, что-то предначертано нам, а в чем-то надо быть готовым к шансу. Думаю, глобального шанса у меня не было. Может, у Максима «Глухарь» был глобальным шансом – и он его использовал.

– Есть роль мечты?

– Очень бы хотелось сняться в историческом фильме. Окунуться в другой век, в другую эпоху, другие костюмы, другое общение. Вот мне этого очень хочется. 

*** 

– Как в твоей жизни появился хоккей?

– Я всегда хотел комментировать – и в Щуке, и в театре. Посылал кассеты на классический конкурс комментаторов на НТВ-ПЛЮС. В 2008-м прошел два тура, отправил три кассеты, но срезался в финале и тишина. 

Проходит несколько месяцев, звонок. «Здравствуйте, это из редакции НТВ-ПЛЮС, Сергей Крабу. У нас запускается хоккейный канал, мы послушали вашу кассету. А как у вас с хоккеем?». Пришел, Анна Дмитриева меня послушала – «да, есть куда развиваться». И вот нас несколько комментаторов с первого дня на КХЛ ТВ.  

– Расскажи, как ты готовишься к репортажу. И голосом, и головой.

– Сажусь к компьютеру и смотрю новости. Выписываю статистику, которая мне нужна. За минуту-две до включения похыкаю, поокаю, сделаю для губ «пти-птэ-пта» – и вперед. 

«Путин – это Кросби. Он забивает – я должен это супервыделять». Комментатор, на которого наезжал Навальный

– Мне рассказывали, что во время репортажа ты становишься другим человеком. По-другому говоришь, иначе интонируешь. Почему? 

– Говорят, что голос меняется, манера. Но я вот так хоккей чувствую.  

– А опиши, в чем разница между Олегом Мосалевым, с которым я сейчас разговариваю, и тем, кто хоккей комментирует?

– Другая подача совершенно. Другая заинтересованность. В чем цимус комментария – насколько ты быстро реагируешь. В хоккее все меняется каждую секунду – и чем больше у тебя реакций, раз в пять секунд или раз в две секунды, тем круче. Я стараюсь в этом ключе развиваться.

– Комментаторское кресло для тебя – это сцена?

– Я не скрываю, что играю за микрофоном. Когда я додумываю якобы прямую речь игрока, это не заготовка. Это приходит спонтанно. Естественно, артистичность и театральность включены: взаимоотношения между игроками я по-другому разрисую. Не просто «Боченски ударил по шайбе», а найду какой-то отыгрыш.

«Путин – это Кросби. Он забивает – я должен это супервыделять». Комментатор, на которого наезжал Навальный

– Есть штука, с которой я постоянно сталкиваюсь во время сезона. Люди, которые погружены в хоккей, не любят твой комментарий, потому что для них в нем много эмоции и мало информации. 

– Незадолго до смерти Сергея Наильевича мы с ним комментировали, он сказал: «Олег, ты очень эмоционально, здорово комментируешь, за этим будущее». Это для меня ценно, и я думаю так же. Все хотят, чтобы был драйв. Домохозяйка стоит, я крикну «Опасный момент!» – и она повернется к телевизору.

Я понимаю, о чем ты говоришь. Да, мне надо развиваться, я согласен. Но мне кажется, что я даю достаточно информации. Может надо еще больше, погружаться в нюансы, моменты. Но в целом, я нашел яркую стилистику и даже научился дозировать. Я чувствую репортаж.

Комментаторов достаточно много – если я работаю, значит устраиваю. Хотя хочется больше топовых матчей: раз я их получаю не так много, значит руководство больше ценит других комментаторов. Но это нормально.

– Сколько хоккея ты смотришь, когда не комментируешь?

– Смотрю много, потому что если я не комментирую, то работаю в студии и тогда вообще смотрю весь хоккей, чтобы быть в курсе всех матчей. Но когда выдается выходной – тогда не смотрю. 

– Как получилось, что ты комментировал недавний матч Путина?

– А я почти каждый год комментирую этот матч (гала-матч Ночной хоккейной лиги – Sports.ru). И все слушают, что Мосалев в этот раз скажет.  

«Путин – это Кросби. Он забивает – я должен это супервыделять». Комментатор, на которого наезжал Навальный

– Каково это?

– Может это смешно и кому-то покажется неправильно, но я себе поставил задачу комментировать, будто это Национальная хоккейная лига. Да, Путин – это Кросби. Он забивает – я должен это супервыделять. 

– Навальный про это сказал – «комментаторы комментируют так, будто это финал чемпионата мира».

– Мне Артем Батрак прислал это видео: «Тебя посмотрели три миллиона». Ну там я на самом деле восхищался голами Путина.

– Прилетало что-нибудь злое на эту тему? 

– До такого не доходило. По этому матчу был больше юмор – вроде «как быстро тебе пришла смс из Газпрома?».

Путин забросил 8 шайб в матче, а потом упал на ковер
Навальный посмотрел все матчи Путина и рассказал, кто платит за ночную лигу

Источник статьи: www.sports.ru

Так же интересно...

0 Комментариев для: “«Путин – это Кросби. Он забивает – я должен это супервыделять». Комментатор, на которого наезжал Навальный”

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Хоккей

Спонсоры

Посмотрите это: